«Выборы» в Мажилис и маслихаты должны сохранить и упрочить власть Назарбаевых

Под видом «выборов» формируются усиленно новые олигархические партии, а на политическую сцену снова выходят Тимур Кулибаев, Дарига Назарбаева, Имангали Тасмагамбетов, Адильбек Джаксыбеков и прочие известные персонажи. Их задача через «праймериз», смену вывесок партий бросить всем пыль в глаза и внушить свои мнимые стремления к преобразованию и «обновлению» политической системы. На самом деле партии крупного капитала намерены и дальше безраздельно править страной, грабя и угнетая народ.


Сценарий выборов без выбора не принесет «сюрпризов»

10 января в Казахстане состоятся выборы в Мажилис и местные представительные органы власти — маслихаты, которые пройдут по заранее написанному в администрации президента сценарию, в рамках которого не предполагается появление каких-либо сюрпризов. В самой гонке принимают участие всего шесть официально зарегистрированных партий, которые были сформированы в разное время сверху по заданию и по поручению Нурсултана Назарбаева, и они являются все частью выстроенной им политической системы.

С 2012 года в Мажилисе уже два созыва находятся три партии, а именно правящая партия Нур Отан («Свет отечества»), возглавляемая Нурсултаном Назарбаевым, изображающая правых либералов и представляющая интересы крупного капитала партия «Ак жол» («Светлый путь), и представляющая «левый фланг» Коммунистическая Народная партия Казахстана (КНПК), которая недавно убрала из названия слово «коммунистическая».

Три другие непарламентские партии – «Ауыл», «Бирлiк» и ОСДП политической активностью не блистали за исключением конфликтов в руководстве последней партии, считающей себя оппозиционной, когда из ее рядов в 2019-м году был исключён Ермурат Бапи якобы за связь с беглым экс-акимом Атырауской области Бергеем Рыскалиевым, проживающим в Лондоне.

Последняя реальная оппозиционная партия – Коммунистическая партия Казахстана была ликвидирована по суду в 2015 году. Соответственно, на сегодняшний момент все политическое поле оказалось полностью зачищено.

То есть, в отличие от президентских выборов прошлого года властям не нужно подтверждать высокую явку и обеспечивать легитимность парламентской гонки, которая должна пройти по накатанной. Когда весной прошлого года Нурсултан Назарбаев разыграл спектакль с добровольным уходом с поста президента, то для его ставленника Касым-Жомарта Токаева необходимо было обеспечить видимость конкурентных выборов.

Тогда-то власть и мобилизовала Амиржана Косанова и национал-либералов из движения «Жана Казахстан», чтобы создать эффект наличия оппозиционного кандидата, когда и сработало протестное голосование. Этим самым достигалась легитимация результатов президентских выборов, где якобы победил Касым-Жомарт Токаев.

Используя Амиржана Косанова, который, не дожидаясь официальных результатов выборов, признал свое поражение и поздравил с победой нукера Елбасы, власти тогда тактически выиграли, но стратегически проиграли, подорвав доверие ко всем умеренным псевдопоорзицонным и националистическим объединениям, которые сейчас прочно ассоциируются с правящей партией и властью. В частности, тот же Айдос Сарым из предвыборного штаба Косанова оказался в Нур Отане, а Расул Жумалы и Мухтар Тайжан с прошлого года заседали в НСОДе.

Поэтому Акорде сейчас не нужна уже игра в демократию, в связи с чем и не были зарегистрированы новые партии, хотя на таковое претендовали ранее активисты объединения «Республика», сторонники Дуванова и Мамая, организовавшие праволиберальную Демократическую партию, представители движения ХАК и другие. Хотя в этом году и были внесены поправки в закон о партиях, в котором была снижен лимит на численность с 40 до 20-ти тысяч.

Правящая семья Назарбаевых и узкая группа придворных олигархов стремятся провести выборы так, чтобы ничего в итоге не поменялось, и было время для того, чтобы укрепить систему, за счет постепенного перераспределения полномочий. Для этого сохранение у руля правящей партии Нур Отан жизненно важно для всей камарильи, в том числе и для Касым-Жомарта Токаева, являющегося лишь марионеткой и транзитным президентом.

Именно для создания видимости «обновления» Нур Отана и были проведены в октябре праймериз, которые на самом деле уже и были началом ее предвыборной кампании. Различные придворные исследовательские группы дают ей от 76 до 72% голосов. Это говорит о том, что в Мажилисе мало что поменяется и в его состав также войдут все те же три партии. Интрига заключается лишь в том, кто будет второй и третьей.

Выборы в районные, городские и областные маслихаты после конституционных поправок 2018 года пройдут полностью по партийным спискам, и они также обезличены, что в свою очередь отбивает желание у избирателей идти к избирательным урнам. В основной своей массе казахстанцы не верят в существующие искусственные пять партий и в отличие от президентских выборов они не видят в них какую-либо даже призрачную альтернативу Нур Отану, справедливо расценивая их в качестве сателлитов.

Даже дата 10 января выбрана таким образом, чтобы максимально снизить явку и не допустить возможных протестных митингов и акций. Как видим, система выстроена так, что не осталось ни одной лазейки, чтобы в нее могли проскочить чужаки и неподконтрольные фигуры. Соответственно, уже заранее сверху в Акорде нарисованы цифры голосов за ту или иную партию, которые не зависят от реального волеизъявления граждан.

Даже если представить, что официальную оппозиционную ОСДП пропустят в Мажилис, она всё равно ничего не сможет сделать, имея 7 депутатов из 107-ми. Поэтому нынешние выборы абсолютно без возможности выбора, как и прежние, так как ни одна из существующих шести политических партий не представляет интересы широких социальных слоёв общества. Да, и партиями в полном смысле их назвать нельзя, так как они являются частью госаппарата и не стремятся к овладению власти.

Переименование КНПК

Несмотря на то, что власти не стремятся менять политическое поле, тем не менее был запущен процесс «обновления» не только Нур Отана, но и еще двух партий – КНПК и «Бирлiк», которые изменили название, проведя так называемый ребрендинг. Сейчас поговорим о КНПК, которое стало детищем срежессированного Акордой ухода в 2004 году из Коммунистической партии Казахстана (КПК) части членов её ЦК во главе с Владиславом Косаревым.

В тоже время нельзя сказать, что образовавшаяся КНПК – это осколок КПК, так как данная структура на местах создавалась властями фактически заново. А именно за счет привлечения представителей ветеранских организаций, бюджетников и даже рекрутированных членов Нур Отана, которым дали команду срочно перейти в КНПК, чтобы создать её первичные организации и региональные филиалы.

На данный момент руководству КНПК в лице офицера действующего резерва КНБ Айкына Конурова было спущено указание убрать из названия слово «коммунистическая», что и было сделано на состоявшемся съезде 11 ноября в Астане. Продиктовано это общей политикой декоммунизации, так как после парламентских выборов будет принят законопроект «О голодоморе», который полностью переписан с украинского варианта и предусматривает уголовную ответственность за отрицание такового, а также признает СССР в качестве организатора геноцида казахской нации.
Соответственно, может быть принято решение о запрете коммунистической идеологии в стране или основных его символов. Впрочем, КНПК еще до переименования отказалась от серпа и молота в качестве партийной символики, а теперь убрав слово из названия, она выводится из-под возможного удара. А самим переименованием Назарбаев как бы завершает этап уничтожения какого-либо присутствия в официальной политике коммунистической аббревиатуры.

Кроме этого, «обновленной» «Народной» партии расширили сферу применения, которая теперь не только охватывает якобы традиционный коммунистический электорат, но и борется за все протестные голоса избирателей. Её руководитель Айкын Конуров не зря назвал на съезде свою искусственную партию в качестве единственной оппозиционной в стране. То есть, НПК намерена потеснить ОСДП и взяла на вооружение популистские лозунги списания долгов по кредитам.

В тоже время фракция новоявленной «Народной» партии Косарева – Конурова голосовала в Мажилисе за закон «О профсоюзах», лишивший права трудящихся создавать свои объединения и давший властям возможность закрыть по суду в стране 600 профсоюзов, за Трудовой Кодекс, лишивший права рабочих на забастовки и сделавший их зависимыми от воли работодателя, за повышение пенсионного возраста для женщин до 63-х лет, за Земельный Кодекс, давший возможность иностранным компаниям скупать землю, за Кодекс законов о здравоохранении в интересах западных фармацевтических компаний, за статьи Уголовного Кодекса, карающие за разжигание социальной розни, за организацию незаконных забастовок и за участие в незарегистрированных партиях и профсоюзах.

То есть, эта «Народная» партия голосовала за все антинародные и антирабочие законы и продолжают защищать интересы олигархов и крупного капитала. Ну а для несогласных с переименованием, власти выдвинули 83-летнего Владислава Косарева, который якобы намерен зарегистрировать своё общественное объединение уже под названием «коммунистическая». Не исключено, что после парламентских выборов новую партию Косарева могут даже зарегистрировать наряду с Демократической партией Мамая и Хаком.

Этим шагом властями достигается и задача недопущения других групп, желающих сформировать свою организацию с таким же названием после переименования КНПК. В любом случае и «обновленная» «Народная» партия офицера действующего резерва КНБ Айкына Конурова, и новоявленная «коммунистическая» организация Владислава Косарева, участвовавшего в разыгранном расколе Компартии Казахстана, призваны и дальше дробить левый электорат и протестные слои общества, уводя в сторону тех, кто реально недоволен нынешней политической системой и социальным строем.

Мы со своей стороны должны разоблачать и ту и другую группы бывшей КНПК, которые служат целям укрепления назарбаевского режима и на самом деле являются агентурой по борьбе с рабочим движением и со сторонниками левых и социалистических идей.

Использование технологии «умного голосования» в Казахстане невозможно

Мухтар Аблязов, лидер либерального движения «Демократический Выбор Казахстана» (ДВК), признанного в казахстанском суде экстремистским объединением, призвал своих сторонников применить на практике изобретенную в России Алексеем Навальным технологию «умного голосования», поддержав ОСДП. Он даже предложил активистам массово вступить в это объединение.

Навряд ли он решил таким образом захватить ОСДП, так как практически это невозможно, но видно намерение тактически использовать организацию на этих выборах, чтобы после оглашения результатов 11 января от лица легальной и зарегистрированной ОСДП призвать к митингам и акциям протеста.

Кризис с Ермуратом Бапи в сентябре прошлого года показал, что ОСДП является абсолютно подконтрольной и управляемой для президентской администрации структурой. В этой ситуации методика «умного голосования» неприменима. В частности, руководство ОСДП уже дало команду не принимать в ряды партии никого вплоть до окончания выборов. То есть, сторонников Мухтара Аблязова туда просто никто не пустит.

Кроме того, концепция «умного голосования» имеет еще один важнейший аспект – реальный подсчет голосов. Почему «умное голосование» срабатывает на региональных выборах в России? Потому что на них есть реальная конкуренция четырех ключевых системных партий – «ЕдРа», КПРФ, «Справедливой России» и ЛДПР. В этих условиях голосование за любую партию кроме «Единой России» становится реально болезненным для Кремля.

Но в Казахстане нет реальной конкуренции даже между «системными» провластными партиями – результаты выборов назначаются президентской администрацией вплоть до процентов и затем по разнарядке спускаются акиматам для исполнения. А потому в казахстанских реалиях не имеет смысла даже сам процесс голосования граждан.

Поэтому в ситуации, когда всё в стране контролирует Акорда, и ЦИК лишь озвучивает спущенные сверху заранее подготовленные результаты «голосования» и в отличие от РФ в Казахстане нет даже системных партий, которые бы конкурировали друг с другом на региональном уровне, то тактика «умного голосования» обречена на провал с самого начала. Даже если поддержка будет оказана не ОСДП, а тому же бывшему «Бирлiку», а ныне «Адалу».

Единственный эффект от этой инициативы Мухтара Аблязова — это только некоторое оживление вокруг достаточно вялой избирательной кампании и степень первоначального напряжения, которое возникло в Акорде и в ближайшем окружении Назарбаева. Однако это вряд ли приведет даже к тому, что ОСДП не допустят на выборы, как это было с Компартией Казахстана в 2011 году из-за ее поддержки забастовки нефтяников Жанаозена.

Поэтому «умное голосование» не просто неэффективно само по себе в условиях буржуазного бонапартистского режима Назарбаева, но и легитимизирует результаты самих этих выборов, участием оппозиционно настроенных граждан в избирательном процессе. Ставка же на то, что разозлённые массы, как в истории с Косановым, выйдут на улицы морозны утром 11 января, протестуя против того, что ОСДП дали мало голосов и всё забрал ненавистный Нур Отан, явно неверная и провальная.

Абсолютное большинство казахстанцев еще меньше верят в парламентские выборы, чем в прошедшие президентские, и еще меньше доверяют или вообще не доверяют существующим партиям, в том числе и Нур Отану. Поэтому основная масса останется равнодушной как к избирательной кампании, так и к результатам выборов. Не выйдут попросту люди на площади и улицы городов, оспаривая законность победы правящей партии и прохождение других назарбаевских партий, так как не связывают с данным искусственным электоральным периодом свою судьбу.

Поэтому ждать политического кризиса или революционных событий по итогам спланированных и скучных парламентских выборов не стоит. В Казахстане, в отличие от соседнего Кыргызстана, если и произойдет социальный взрыв, то только по совершенно другому поводу, никак не связанному с голосованием.

Тут можно привести пример Туниса, где в ноябре 2010 года на парламентских выборах победила с 93% правящая Народно-демократическая партия диктатора Бен Али, которая входила в Социнтерн. Но уже в декабре в результате стихийных выступлений из-за самосожжения торговца после революции этой Народно-демократической партии попросту уже не существовало в природе. Так и в Казахстане, социально-протестные выступления не будут никак связаны с деятельностью нынешних искусственных политических партий.

Феномен новой олигархической партии «Адал»

В тоже время политические процессы даже в рамках бонапартистского режима Назарбаева не стоят на месте. В частности, 4 ноября произошел ребрендинг партии аутсайдера «Бирлiк», который на своем съезде сменил название на «Адал» («Справедливый»). При этом партия, получившая на выборах 2016 года всего 0,28% голосов, полностью преобразилась тем, что в его руководство вошли почти в полном составе представители Национальной палаты предпринимателей (НПП).

Всем ясно, что НПП как объединение крупных монополистических компаний и банков руководит средний зять Елбасы Тимур Кулибаев, который является главным держателем активов семьи Назарбаева. Фактически этим шагом создается совершенно новая политическая структура, которая будет олицетворять интересы сырьевых олигархов, в том числе таких как Машкевич, Шодиев и Ибрагибов.

При этом «Адал» как партия крупного капитала конкурирует не столько с «Ак жолом», который по идее являлся изначально праволиберальным представителем бизнеса в парламенте, но и с главной правящей партией Нур Отан. Они вместе теперь делят одно предпринимательское поле. Более того, эта партия становится политическим инструментом во внутри элитной борьбе уже в руках группировки Тимура Кулибаева и Карима Масимова. Не исключено, что с данной партией может иметь общие дела в будущем и нынешний президент Касым-Жомарт Токаев, получающий как раз поддержку от среднего зятя Елбасы и главы КНБ.

По сути, в лице «Адала» создается политическая партия на будущее. Она может вполне войти в Мажилис как очередной спарринг-партнер Нур Отана, заменив «народников» или потеснив «Ак жол». Но даже если это не случится, и партия не преодолеет семипроцентный барьер, все равно это будет хорошей школой и подготовкой уже к новым выборам. Тем более, никто не может дать гарантий, что после биологической смерти Нурсултана Назарбаева его правящая партия устоит или сохранится в прежнем виде.

Вторая партия крупного капитала как раз не помешает и она как раз не несет никакой  ответственности за политику главной назарбаевской правящей партии. Кроме этого, данная структура выстраивается для противодействия Дариге Назарбаевой, которая также имеет свои политические амбиции и может через партийные списки Нур Отана вновь оказаться в Мажилисе и даже стать его спикером.

Ей принадлежат свыше сорока ведущих СМИ Казахстана и она также формирует свои собственные праволиберальные проекты, имеющие лёгкий налет «оппозиционности». В частности, речь идет о деятельности олигарха Маргулана Сейсембаева, который вместе с Арманом Шураевым в сентябре – октябре встречались с Михаилом Саакашвили и даже планируют на базе МАБа в Алматы открыть институт реформ имени экс-президента Грузии. Можно сказать, что эти люди уже создают платформу будущей протопартии, которая будет выражать интересы группировки старшей дочери Нурсултана Назарбаева.

Помимо этого, после парламентских выборов будут наверняка зарегистрированы Демократическая партия Жанболата Мамая, фильмы которого о «Голодоморе» финансировались человеком Дариги Маргуланом Сейсембаевым, а также партия ХАК и другие политформирования. Они тоже станут партиями, которые не только будут создавать умеренную легальную национал-демократическую оппозицию в противовес ДВК Аблязова, но и формировать базу поддержки устремлениям части парящей элиты, борющейся за власть после Назарбаева.


Возможность смены формы правления

Сейчас существует интересное и вполне резонное мнение о том, что новый Мажилис проработает только в течение ближайших два-три года, которые станут самыми трудными для сырьевой экономики Казахстана. Данный депутатский корпус должен будет провести новые конституционные реформы, которые приведут к еще большему перераспределению полномочий внутри государства, увеличив полномочия парламента и премьера.

Новый премьер вообще может стать главой исполнительной ветви власти, а президент потеряет львиную долю своих полномочий, оставшись в качестве декоративной фигуры, выполняющей представительские функции. Не исключено, что и парламент может оказаться однопалатным, а для закрепления новой формы правления потребуются очередные уже «свободные» парламентские партии, в которых примут участие окрепшие олигархические партии Тимура Кулибаева, Дариги Назарбаевой и других игроков.

Косвенно этот сценарий подтверждает новоиспеченный «оппозиционер» и глава праволиберальной партии крупных промышленников «Ак жол» Азат Перуашев. На своем съезде он разразился речью, которая могла быть согласована только на самом верху. В частности, он заявил следующее: «Состав правительства должен формировать не глава государства, а победившая на парламентских выборах партия, которая и будет вносить его на утверждение президенту и нести ответственность за все достижения и провалы своего правительства».

Более того, как истинный либеральный радикал он не сомневаясь произнес следующее: «Президентская система Нурсултана Назарбаева выполнила историческую миссию в становлении государственных институтов на заре независимости».

Деятель, который шесть лет пробыл в бюро партии Нур Отан и затем был направлен в 2011-м году возглавить партию «Ак жол» не мог сформулировать и озвучить эти важные тезисы самостоятельно без согласования с самим Нурсултаном Назарбаевым и его ближайшими сподвижниками. Благо для самого Елбасы это уже не опасно, так как он возглавляет конституционный Совет безопасности, который по своим полномочиям выше президентской власти.

Такой сценарий «реформ» с целью превращения Казахстана в парламентскую или парламентско-президентскую республику удобно ложится в фарватер сохранения преемственности власти в руках семьи Назарбаевых, даже если институт президента перестанет существовать или ослабнет. Таким образом, подтверждается транзитный характер правления Касым-Жомарта Токаева, который должен был довести страну до этой новой модели олигархического парламентаризма, обеспечив стабильность переходного периода.

Таким образом, выстраивается новая политическая конструкция на так называемый постназарбаевский период, когда все те же игроки в рамках своих партий крупного капитала будут также безраздельно править в рамках новой парламентской республики. Правда, вопрос заключается в том, насколько правящий класс окажется способным сохранить собственное единство и выступить консолидировано после смерти Нурсултана Назарбаева как главного суперарбитра.

В этой связи понятно на чью мельницу лили такие либеральные и национал-демократические объединения как «Оян, Казахстан», «Республика», Демократическая партия и другие, выступавшие за введение парламентской республики, которым сверху разрешалось и разрешается проводить митинги и акции в крупных городах и выступать от лица «оппозиции». Похоже, они и дальше будут создавать необходимый фон, поддерживая устремления Дариги Назарбаевой и прочих по созданию такой парламентской системы.

Опора на социальные протестные движения и рабочую борьбу

Наши же задачи совершенно противоположные, тем которые перед собой поставили Дарига Назарбаева, Тимур Кулибаев, придворные олигархи и их многочисленная агентура из числа существующих искусственных партий. Мы не должны идти на поводу тех спектаклей, которые устраивает Акорда и поддерживать существующие политические образования, а также участвовать в голосовании.

Мы должны разоблачать истинные цели бонапартистского режима Назарбаева, который в ситуации социально-экономического кризиса и краха выстроенной сырьевой модели капитализма, пытается любыми способами удержать власть и капиталы в своих руках и сохранить систему эксплуатации недр и рабочего класса в интересах транснациональных корпораций. Правящий класс может пойти на очередную имитацию очередных «реформ» и даже сменить форму правления, сохранив суть нынешнего строя.

Для трудящихся и широких слоёв народа это не будет означать каких-то уступок и демократических послаблений. Наоборот, репрессии и угнетение будут только усилены, приватизация и коммерциализации системы здравоохранения, образования и всей социальной системы обеспечения продолжится, как и будут сокращаться все социальные субсидии и статьи расходов республиканского и местных бюджетов.

В этой ситуации мы выступаем со следующей позицией в отношении выборов:

— Игнорирование и бойкот парламентских выборов, которые проводятся с целью сохранения существующего режима.

— Отказ от поддержки существующих партий и использования всяких технологий «умного голосования».

— Ориентация на борьбу людей за свои классовые интересы и права в целях организации их в свои профсоюзы, движения и организации.

То есть, надо готовиться к масштабным выступлениям и забастовкам, не связанными с выборами, а с требованиями сохранения рабочих мест, недопущения роста цен на коммунальные услуги и на продукты питания, выплаты пособий, обеспечения работой и другими лозунгами, которые олицетворяют нынешние интересы народа. Наша задача политизировать данную классовую борьбу, направлять её против истинных врагов в лице местных и зарубежных капиталистов, в том числе персонифицируя их с конкретными лицами из числа родственников и окружения Назарбаева. Также мы должны продумать программу действий и требований и приступать постепенно к формированию Рабочей партии с социалистической платформой.

Нынешние парламентские выборы должны лишь только озлобить народные массы и показать им полную бесперспективность добиться чего-либо в рамках нынешней политической системы, в которой главенствуют лишь партии крупного капитала. Очередная победа Нур Отана должна закрепить в сознании широких слоев, что лишь мнимыми «реформами» и пустыми обещаниями невозможно улучшить жизнь миллионов. Придет и понимание того, что единственных выход для них – это коренные социальные и политические изменения, способные полностью преобразовать общество.

Айнур Курманов, сопредседатель Социалистического движения Казахстана

Добавить комментарий для игровые автоматы на деньги Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *